Притча о поцелуях

1638

До наших дней дошло предание о том, как в древние века на Востоке жил царь по имени Сахриб. Жил он счастливо и безбедно долгие годы. А однажды (было такое дело) призвал он свою жену в ложе, и вскоре подарил Аллах царю сына.
Младенца сразу окружили заботой и лаской, и воспитывался он в величии и неге, пока не прожил восемнадцать лет.
И тогда царь Сахриб позвал своего сына и сказал ему:
– О, Назир, сын мой! Послухай, что скажу. Мои кости уже размякли, члены обмякли и полный килдык скоро мне настанет. Хочу отправить тебя во Фряндию и женить на тамошней принцессе Минерве, чья красота затмевает солнце, а разум сравнится с мужским.

Сынок был непротив, и вскоре его тарантас, набитый спелыми дынями и сочными грушами, достиг замка Фряндского короля. Местный владыка принял его как желанного гостя и предложил свой кров и наложниц. Однако все мысли Назира занимала только принцесса. И когда он впервые увидел Минерву на прогулке в саду, то его охватил восторг при виде ее красоты и нежности (а принцесса только что из бани была). И воспламенился в нем природный жар, и послал Аллах на юношу любовные страдания. И сказал Назир девушке:
– О, владычица красавиц и всех блистающих звезд! Твой стан подобен ветке ивы, твоя грудь искушает всех, кто ее видит, ноги стройны и тонки, как у бегущей газели. Лицом же ты смущаешь луну небесную, а волосы твои нежны и пьянящи, как молодое вино. О, желание души! Моя любовь к тебе безгранична и горяча, как пески Сахары. Из-за тебя я покинул свой дом и 60 наложниц. Заклинаю Аллахом, стань моей женой, и мы продолжим род старого Сахриба.
Девушка была покорена подобными лямурами и вежливо ответила:
– Спасибо за les compliments. Я вижу, что предо мной искренний и благородный юноша. Ты очень красив, умен и богат, и я счастлива была бы выйти за тебя замуж. Но есть одна закавыка.
Девушка застенчиво поковыряла землю носком туфельки.
– Есть несколько официальных претендентов на мою руку и сердце. И предпочтение, за правилами свадебного тендера, будет отдано тому, чей поцелуй покажется мне наиболее перфектным. Надеюсь, что мой выбор (принцесса еле заметно подмигнула) падет на тебя. До завтра.
Сказав это, она сделала глубокий реверанс и удалилась в библиотеку.

Растерянность овладела нецелованным Назиром, и так продолжалось до вечера.
Перед сном он спросил у служанки, раздевавшей его:
– Скажи мне, душа моя, искушена ли ты в поцелуях?
Девушка сначала удивилась, но потом рассмеялась:
– Скажу вам, сударь, что во всей Фряндии нет девушки более знающей это искусство, чем ваша покорная слуга.
– Коль ты не стыдишься такого умения, и есть желанье принять в дар сей чудный перстень, прошу тебя, о многоопытная, научи меня своему волшебному дару. Ибо страсть к принцессе совсем затмила мой разум, и поэт, охваченный подобною любовью, сказал бы:

О, милая!
Встает на востоке солнце в начале дня – для тебя.
Цветут сады и течет река – для тебя.
Каждый мой вздох и мысля – о тебе.
За то, что ты есть, спасибо судьбе.

Опустело жилище и очаг разорен,
Только ветер летает со стаей ворон –
Это я, опьяненный любовью к Минерве,
С ятаганом в руке успокаивал нервы.

Твоего отраженья в этом зеркале нет – вжик, хет!
Не ступала твоя нога на паркет – вжик, хет!
Не висит на стене твой портрет – вжик, хет!
Твоих ягодиц не держал табурет – вжик, хет!

Обливается кровью сердце мое,
Пред глазами повсюду виденье твое,
Карих глаз не забуду разлет,
Полнота твоих губ к поцелую влечет.

Вино любви я буду пить не разбавляя.
Будь понежнее со мной, дорогая.
Теперь я твой раб до могилы.
Скажи лишь: “Я жду тебя, милый”.

– Ах, сударь! – вскричала прислужница, потрясенная таким чувством, – займемся наукой немедленно.
И вкусил юноша нежность ее губ. И вдохнул свежесть ее молодого дыхания. И пил он женскую страсть полными глотками, стараясь не пролить ни капли.
Их мягкие губы смыкались, ласкали друг друга, скользили к уголкам рта и опять разбегались, чтобы снова сомкнуться в еще большем желании.
Руками он ласкал ее щеки, гладил волосы. Она нежно обнимала его за шею. Когда их губы, казалось, пресыщались друг другом, девушка призывала в помощь похотливый язык, и поцелуи становились еще горячей.
Блаженство и желание охватило их обоих. И не было такого места на их телах, где бы не коснулся своей печатью поцелуй.
Когда юноша дотрагивался губами к ее белой нежной коже, девушка резко и жадно вдыхала тяжелый от жары воздух. Глаза ее закрывались, и ноги судорожно переплетались с его ногами. Юноша гладил ее уши, сжимал плечи, обнимал талию. Она прижимала к своей груди его мускулистое тело, ласкала ртом раскрасневшееся лицо и опухшие от поцелуев губы.
И вся прислуга во дворце сбежалась к дверям спальни Назира, чтобы подсматривать в замочную скважину.
(не затянуто получилось?)

А на следующий день принцесса Минерва, которая всю ночь нервно грызла ногти в своей холодной постели, выбирала жениха. Два претендента уже стояли в большом зале, когда подошел Назир. Для пущей верности он с утра еще потренировался в поцелуях на сочных грушах и теперь был полностью готов к испытанию.
Заиграли фанфары, и в окружении свиты показались король с принцессой. Без долгих проволочек приступили к экзаменам. Поцелуй с первым претендентом ознаменовался громким слюнявым чмоканием, будто кто-то выдернул сапог из болота. Принцесса немного скривилась, но поблагодарила целовавшегося.
Второй претендент грубо притянул голову девушки к себе и раскрыл рот так, что там поместилось почти все лицо Минервы. Когда его “поцелуй” закончился, принцессе пришлось долго обмахиваться веером, прежде чем она смогла сказать: “Мерси”.
Остался последний претендент. У Назира бешено затрепетало сердце, задергались веки, и губы расплылись в блаженной улыбке. Все свои чувства он призвал в помощь для того, чтобы выразить в поцелуе страстную любовь к Минерве. Принцесса охотно потянулась к юноше, и они поцеловались.
– Да, вот мой жених! – огласила девушка, и все вскричали: “Ура!” (три раза).

На этом можно было бы и закончить рассказ, но счастливый конец оказался несколько иным.
Через час после церемонии избрания жениха, Назир тайно покинул дворец и спешно отбыл в своем тарантасе. Короче, сбежал. Да не один – рядом с ним сидела девушка с чудным перстнем на безымянном пальце.
И когда бедная принцесса Минерва металась по дворцу в поисках избранника, тарантас со свежевлюбленными был уже за много миль от ее двора.
– Чем же тебе не приглянулась принцесса? – спрашивала бывшая прислужница.
– Клянусь Аллахом, ее поцелуй был подобен лобзанью попугая, – со смехом отвечал юноша. – Ее деревянные губы ворочались у меня во рту, как инструмент зубного лекаря, и были холодны, как мертвая лягушка. Вкус ее поцелуя вызвал у меня приступ тошноты, и я ужаснулся от мысли, что это будет преследовать меня всю жизнь… Я отравлен, но меня еще можно излечить.
Назир страстно посмотрел на свою спутницу.
Тарантас весело подскакивал на ухабах и мешал влюбленным целоваться, что, впрочем, не портило им настроения.

Надеюсь, и эта притча никому не испортила настроения…
http://enter.lviv.ua